malishevsky (malishevsky) wrote,
malishevsky
malishevsky

Что произойдёт, если 33 раза сказать "коррупция"

В последнем Послании президента Беларуси парламенту (апрель 2016 года) ― слово “коррупция” не слышно ни разу (президент Украины Пётр Порошенко произносит это 17 раз, Путин ― дважды). А, например, в Послании-2014 "коррупция" звучала рефреном, аж 33 упоминания. Пофамильно. Почти с вынесением приговоров чиновникам.

В 2016 году одна страна триумфально продвинулась (на три десятка позиций) в Международном рейтинге восприятия коррупции на 79 место. Эта страна ― Беларусь. Победа?!

Вернемся в прошлое и проследим, как “коррупция” отработана в предвыборных обещаниях кандидата в президенты А.Г. Лукашенко, который и к власти-то пришёл прямо из депутатской антикоррупционной комиссии:

1994 год. "Борьба с коррупцией, разгром мафиозных структур, правящих в государстве".

2001 год. "Беспощадная борьба с коррупцией, чванством, хамством, кумовством и "семейными" кланами будет усилена".

2006 год. "Мы по-прежнему не отступимся от политики решительной борьбы с коррупцией — этой ржавчиной, способной разъесть любое государство".

2010 год. "Мы продолжим беспощадную борьбу с коррупцией и причинами, её порождающими".

2015 год. "Непримиримая борьба с коррупцией".

Эволюция предвыборной борьбы с коррупцией: "борьба", "беспощадная борьба", "решительная", снова "беспощадная" и, наконец, борьба "непримиримая".

В последние десять лет закон "О борьбе с коррупцией" переписывался 6(!) раз. Не меняется только Статья 4, где написано, что "борьба с коррупцией в стране основана на принципах… гуманизма".

Тут можно улыбнуться, а можно предположить, что белорусское государство научилось вести "рейтинговую" борьбу с коррупцией.

Вот закон "О борьбе с коррупцией", который меняется каждые два года. Добавьте сюда более 80(!) мелких антикоррупционных законодательных актов, указов, постановлений, распоряжений, приказов.

Вот генпрокуратура, которой удалось сформулировать “Критерии оценки деятельности государственных органов по борьбе с коррупцией”, аж 59(!) пунктов критериев, не упустили ничего.

Вот антикоррупционная Статья 429 Уголовного Кодекса Республики Беларусь “Незаконное участие в предпринимательской деятельности должностным лицом, находящимся на государственной службе”. Санкции для чиновников по этой статье уже несколько лет принципиально ужесточаются. Максимальный срок лишения свободы увеличен с двух до пяти лет. Но ни один(!) чиновник при этом не пострадал. То есть вообще никто не был осуждён по этой самой уголовной статье, пока её так решительно ужесточали.

А вот вам качели, которые показывают, как государство изображает борьбу со взяточничеством в последние 10 лет.


Хроника такова: минус 16% ― плюс 44% ― минус 41,6% ― плюс 41,3% ― минус 68,7%, плюс 18,6% ― очень странный график, похожий на аритмию сердца коррупционера. Только в 2010-2011 годах правоохранительным органам удалось удержать взяточничество на одном (высоком) уровне. При этом в 2011 году наши чиновники взяли на одну(!) взятку меньше, чем годом ранее (1322), что тоже странно.

Объяснить эти странности невозможно логически. Но точно можно сказать, что борьба с коррупцией в стране не зависит от коррупционеров. Хотя, вернёмся к президентскому Посланию-2014, когда Александр Лукашенко 33 раза произносит слово "коррупция". Так вот, волшебным образом в тот же год чиновники берут в два раза меньше взяток! Ну, правда, на следующий год в два раза больше. Но факт: если 33 раза сказать "коррупция", она… замирает.
ДАЛЬШЕ ТУТ...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments